Девушка с бревном

— В секцию меня, 6-летнюю, привёл папа (отец Алии — Фархат Мустафин — борец греко-римского стиля, бронзовый призёр Олимпиады-1976. — Ред.). Он считал, что дети должны быть в спорте, и выбрал гимнастику как общеразвивающую дисциплину. Каких-то особых целей никто не ставил: «Ну так, просто позанимается». Просто — не получилось.Ей только исполнилось 16 лет, а она уже была абсолютной чемпионкой мира (2010). А потом — тяжелейшая травма ноги на европейском первенстве. Врачи констатировали разрыв крестообразных связок колена. После такого вернуться в гимнастику — само по себе уже подвиг. Алия вернулась и выиграла на Лондонской Олимпиаде четыре медали.

Алия Мустафина. Родилась в 1994 г. в Егорьев­ске. Чемпионка, серебряный и двукратный бронзовый призёр Олимпиады-2012. Трёхкратная чемпионка мира, трёхкратная чемпионка Европы. В 2012 г. признана спортсменкой года в России.

Алия Мустафина: Та травма… Не знаю, мне почему-то было стыдно — столько людей на меня смотрели, а я не могу идти. И родители! Они же всё это видели по телевизору! (Помост Алия покидала на руках тренеров. — Ред.) Конечно, я всегда отдавала себе отчёт: в гимнастике может случиться всякое. Но почему-то верила, что меня неприятности минуют. Оказалось, что нет.

Роман Иванов, «АиФ»: Вам говорили: «Всё, со спортом придётся завязывать»?

— Прямо так — нет. Никто бы и не посмел. (Смеётся.) Хотя разговоры о том, что после таких травм мало кто способен восстановиться, были. На них я не обращала внимания. Поставила себе цель вернуться на свой уровень и шла к ней.

— Страх, что это может случиться вновь, есть?

— Не-а.

— Почему?

— Ну, если пережила один раз, то и второй переживу. Если постоянно бояться травм, зацикливаться на них, ни к чему хорошему это не приведёт.

Россиянка Алия Мустафина, занявшая первое место в упражнениях на брусьях во время финальных соревнований по спортивной гимнастике среди женщин на ХХХ Олимпийских играх 2012 года в Лондоне, на церемонии награждения.

Россиянка Алия Мустафина, занявшая первое место в упражнениях на брусьях во время финальных соревнований по спортивной гимнастике среди женщин на ХХХ Олимпийских играх 2012 года в Лондоне, на церемонии награждения. Фото: РИА Новости/ Алексей Филиппов

— Похоже, неслучайно про вас говорят «Мустафина — железная».

— Я нормальная. Из того же теста, что и все люди. Но, честно, мне не очень нравится говорить про себя.

— Раньше вы просто избегали общения с журналистами…

— Как бы вам объяснить. Я очень стеснительный человек. Не люблю, когда мне задают какие-то личные вопросы. Единственное, с годами я научилась более спокойно на них реагировать.

— Чем вообще отличается Алия Мустафина, которая выигрывала медали Лондона-2012, от той, которая готовится к Рио-2016?

— Той Алие было всего 17 лет. И как говорят: «Всё легко и просто детям маленького роста». Чем старше ты становишься, тем тяжелее — чисто физически. Но с другой стороны, годы — это опыт. Он многое даёт.

Таблетки и судьи

— Тяжело готовиться к Олимпиаде, учитывая ту атмосферу, в которой находится вся сборная России последнее время?

— Я старалась не читать новостей, не открывать Интернет. Моя задача — работать до последнего, делать своё дело, а там уж…

— Легкоатлетам, в отличие от вас, на Олимпиаде в Рио выступать не придётся.

— То, что происходит с нашим спортом, — это ужасно. Да, наверное, сами где-то дали повод. Но почему из-за отдельных людей должны страдать те, кто ни в чём не замешан? Просто представьте, что сейчас чувствуют люди, которые честно готовились к Олимпиаде?!

— Вы сказали, что не будете выступать под белым флагом МОК в случае отстранения России от Олимпиады. Верно?

— Да, я хочу выступать только под флагом России. Это мой выбор, у кого-то он может быть другим, но осуждать за это, я считаю, не очень правильно.

— В гимнастике есть проблема с употреблением запрещённых препаратов?

— Лично я никогда не сталкивалась.

— Даже нашумевший милдронат не употребляли?

— Когда мне было лет 10, его всем давали. Потом перестали. Честно говоря, я до сих пор не знаю, что это за таблетки: помогают ли они в чём-то или нет.

Могу лишь сказать, что у нас в сборной все препараты назначает доктор. Он следит за тем, чтобы они не содержали никаких запрещённых веществ. Это его работа — отвечать за лекарства, и я ему доверяю.— Другая неприглядная сторона спорта — необъективное судейство. С ним приходилось сталкиваться?

— У нас вид спорта такой, что всё зависит от судей, особенно когда речь идёт о сотых балла. Бывало такое, что за базу (содержание упражнения, его сложность. — Ред.) недодавали. Обидно, конечно, но не плакать же. Просто не надо делать так, чтобы у них был повод.

«Хочу стать… мамой»

— Вас называют лидером сборной. Вы себя таковой считаете?

— У нас сильный состав, никого не надо тянуть, тащить. Все сами знают, что делать. Так что лидер нам вряд ли необходим.

— А что необходимо? Что бы вам хотелось изменить в гимнастике?

— Самая большая проблема — мало детей приводят в наш вид спорта. Стало не из кого выбирать. У других стран резерв больше. Вот над чем надо думать.

Алия Мустафина на чемпионате Европы по спортивной гимнастике в Берне. 2016 год.

Алия Мустафина на чемпионате Европы по спортивной гимнастике в Берне. 2016 год. Фото:www.globallookpress.com

— Как считаете, своими результатами вы больше обязаны труду или генам?

— Это совокупность. Хорошие природные данные, желание чего-то добиться и работа, работа, работа…

— Сколько времени вы проводите в тренировочном зале?

— В среднем 7,5 часа ежедневно. И всё равно не хватает. Уже 5 лет, как я фактически живу на «Озере Круглом». (Спортивная база в Подмосковье, центр подготовки сборных. — Ред.) Выбираюсь домой в Москву только по выходным — чтобы повидать родителей, погулять с младшей сестрой, как-то развеяться. Хотя бывает, устаю так, что сил даже на эту поездку не остаётся.

— «Как мне всё это надоело!» — наверняка были такие мысли?

— Был момент пару лет назад. Мне просто было необходимо побыть без тренировок, прислушаться к себе, понять, чего хочу на самом деле и чего не хочу. Усталость копилась ещё с Лондонской Олимпиады. Я практически не отдыхала. У нас ведь как? Отдыхаем мы, только когда болеем. А болеем мы очень редко. В общем, наступил некий предел — даже не физических, а моральных сил. Где-то полтора месяца вообще не ходила в зал. Училась, сидела дома с семьёй. Просто жила. И стало легче. Я снова вернулась на «Круглое».

— То есть без спортивной гимнастики свою жизнь не представляете?

— Почему же? Очень даже представляю. Но только чуть позже.

— Тем не менее образование вы решили получать спортивное.

— После школы я год отучилась в Университете нефти и газа на факультете экономики и управления, но поняла, что совмещать это образование с тренировками я не смогу. Пришлось перевестись в РГУФК (Университет физкультуры и спорта, молодёжи и туризма. — Ред.). Там проще. Учусь на тренера. Но для себя пока не решила, станет ли это профессией. Не уверена до конца, что это моё. Думаю, надо будет получить второе высшее образование потом.

— Так кем вы всё-таки хотите стать в будущем?

— Мамой. (Улыбается.)

— Отдали бы свою дочь в спортивную гимнастику?

— Нет. Я отдам её в художественную. Это очень красиво. И потом в спортивной гимнастике есть я. (Смеётся.)